Околояпонские заметки!

4 года со дня великого землетрясения

11-03-2015

Сегодня, 11 марта 2015 года, ровно 4 года со дня Великого восточно-японского землетрясения, по-японски  называется 東日本大震災 Хигаси Нихон дайсинсай. Я впервые решила написать подробнее о том дне. Что мы пережили, как это было, что было потом.

В тот день, 11 марта 2011 года, я была в Токио, работала как обычно в офисе школы. Утром ничего не предвещало беды. Мы готовились к проведению итогового теста в школе, выпускного вечера, приему новых студентов в конце марта и начале апреля.

И вдруг, во второй половине дня пол заходил ходуном. У кого-то из преподавателей резко запищал мобильный телефон. Дело в том, что в японских мобильных телефонах есть такая функция - предупреждающий сигнал о землетрясении. А также приходит сообщение о том, где оно произошло, какой магнитудой и есть ли угроза цунами.

Сначала мы подумали, что "обычное" землетрясение, которых в Японии я пережила на тот момент немало и особо не боялась уже. Но тут затрясло еще сильней. Преподаватели дали команду всем студентам выбежать на улицу на дорогу, чтобы потом эвакуироваться в соседний парк.  

В тот момент на занятиях была вторая смена студентов. Все быстро собрались. Оделись и взяли сумки и выбежали из здания школы на улицу. И тут земля вообще заходила под ногами так сильно, что все столбы электропередач шатались из стороны в сторону. А дорога-то очень узкая. Казалось, что столбы вот-вот свалятся на нас.

Студенты были напуганы. Кто-то из девчонок заплакал, говорил что им страшно. Ребята держались. Преподаватели вели себя как и должно в такой ситуации: спокойно говорили, что нужно делать дальше, без паники. Мы восхищалась их спокойствием и правильными командами.

Все оглядывались по сторонам, но боялись куда-то идти. Земля продолжала ходить ходуном. Но лично я не успела толком даже испугаться. Моя "работа" в тот момент заключалась в том, чтобы всех успокоить вокруг. Я обнимала студентов, в основном девочек, и говорила, что все будет хорошо. Что не нужно плакать, скоро все закончится. Хотя на самом деле я и понятия не имела, когда это все закончится и что на самом деле происходит.

Когда все собрались и земля немного успокоилась, мы все стали двигаться в сторону ближайшего парка. Дело в том, что в таких ситуациях рекомендуется переместиться в ближайший парк, то есть подальше от высотных зданий и столбов электропередач.

Мы дошли до него за 5 минут. А там уже была толпа других студентов из университета Васэда, кампус которого находится близко от школы. Мы, сотрудники школы, пытались обзвонить всех студентов первой смены, чтобы узнать где и они и все ли с ними в порядке. Но из-за перегрузок в сети со связью начались проблемы.

Но если мы пробивались и кому-то дозванивались, просили прийти к нам в парк, захватив паспорт и деньги, если это было возможно. Кто-то из студентов первой смены сами догадались прийти в парк. 

Мы стояли больше часа в парке. Несколько раз снова были толчки, но уже слабее. Но в парке на просторном месте было уже не так страшно находиться. И вообще, благодаря тому, что нас было много и мы все поддерживали друг друга, страх постепенно стал отступать.

Все продолжали кому-то дозвониться. Родственникам и друзьям. Но связи не было. Это, конечно, нагнетало обстановку, так как и мы волновались за других, и другие волновались за нас. Но не было не только мобильной связи, но и интернета.

После того, как первое напряжение спало, мы даже стали шутить. Большинство понимало шутки, хотя иногда проскальзывал странный юмор, даже я бы сказала черный юмор, поэтому некоторые смотрели на нас с удивленным выражением лица, типа "какие шутки могут быть сейчас?". Но что делать еще в такой ситуации? Понятно, что плача и причитая ничем не поможешь, напряжение в воздухе только увеличится.

Приходили и приходили другие студенты с первой смены, которых землетрясение застало в самых разных ситуациях в общежитии. Кто-то мылся в душе без ничего, у кого-то заблокировало входную дверь из-за того, что перекосило дверной проем, у кого-то сорвало со стиральной машины шланг и затопило весь этаж, кто-то, еле успев натянуть штаны, прямо с расстегнутой ширинкой босиком выскочил на улицу и побежал в парк, по пути встретив японцев, взяв их за руки и с их поддержкой прибежал в парк, и т.д. и т.п.

Очень много самых разных историй, некоторые из которых были очень комичны. И хотя с одной стороны все очень испугались и было не до смеха, но с другой, когда напряжение спало, не оставалось ничего другого, как смеяться с этих самых комичных историй. Потому что надо было как-то пережить эту ситуацию, этот день, этот страх.

После пары часов в парке мы вернулись в школу. Студентов отпустили домой, но кто боялся идти в общежитие, могли посидеть в школе. И таких был немало, кому-то было спокойней рядом с преподавателями и сотрудниками.

Я вернулась в офис и пыталась приступить к работе. Но не тут-то было! Со всех сторон в интернете сыпались вопросы "Как мы?", "Все ли живы?", "Все ли в порядке?" и т.п. Со всех социальных сетей, по мейлу, по скайпу, позже, когда заработал телефон - и по телефону.

Вся моя работа в тот день заключалась в том, чтобы следить за новостями в Японии и отвечать на все запросы. Спрашивали не только мои друзья и родственники. Спрашивали все, кто знал нашу школу, знал меня, знал наших студентов. Это была непрерывная 24х часовая связь по всем возможным каналам в интернете.

Я везде установила статус "С нами все в порядке! Спасибо!" и "Со мной все в порядке! Спасибо!". Но сообщения, мейл и звонки не прекращались. В таком цейтноте я жила еще как минимум неделю. И в офисе, и дома у меня все 24 часа был включен скайп, все соцсети , открыт почтовый ящик и включены все мобильные телефоны. Спать удавалось  наверное не более 2х-3х часов в сутки. Приходилось постоянно сообщать о себе и всех студентах информацию, успокаивать всех, и тех, кто находился в Японии, и тех, кто был за ее пределами.

В тот же день 11 марта после возвращения в офис школы каждый из сотрудников офиса объехал на велосипеде общежития школы, чтобы узнать какая там обстановка и как дела у студентов, кто не приходил в парк. На наше счастье пострадавших не было. Повреждения в некоторых общежитиях были, но мелкие. В основном все было в порядке.

Мы все время в течение нескольких дней непрерывно следили за новостями, особенно про Фукусимскую АЭС. В офисе у нас все время работало радио. В воздухе чувствовалось напряжение. Все как могли старались успокоить и поддержать друг друга.

Некоторые студенты, особенно под давлением родителей, покупали билеты и уезжали домой, или в соседние страны, или в другие регионы Японии, например, южнее. Но они оставались постоянно на связи со мной и школой, узнавали у нас как мы, а мы  он них как они. У всех стояла дилемма, как поступить дальше.

Многие студенты, которые собирались к нам приехать на программы с апреля стали откладывать или отказываться от приезда в Японию. Опять же, многие под давлением родителей. И я их понимала. Сама как мать 2х детей, понимаю, какие это чувства, как переживается за своего ребенка.

Тем более, что несмотря на то, что самый сильный толчок закончился, еще очень долгое время продолжались афтерошоки. То есть трясло несколько раз послабее в течение дня и ночи в течение нескольких месяцев. После 2х-3х недель такой покачиваний, было ощущение, что начинается морская болезнь.Начинало подташнивать. Эти мелки тряски очень надоели и даже раздражали. Но никто ничего не мог сделать. Приходилось терпеть это состояние почти постоянного движения пола и земли под ногами.

Ужин со студентами после землетрясения 2011

В тот день, 11 марта, у нас с русскоговорящими студентами был запланирован вечерний ужин с целью неформального общения. Сначала я подумала, что уже не получится собраться. Но отменять не стала, и сказала студентам, что все в силе. На удивление, все кто мог в тот день, пришли на этот ужин. Несмотря на все произошедшие события.

Вечером мы встретились в одной из идзакая в том же районе, где была школа. Первое, что поразило, мы были в идзакая одни. Кроме того, и обслуживающих нас сотрудников идзакая тоже было по-моему всего 1-2 человека. Как нам объяснили они, остальные не смогли добраться на работу, так как после землетрясения все поезда остановились.

Это действительно так. Один наш студент, который жил совершенно в другом районе Токио, далеко от школы, не смог ни на чем уехать и пошел домой пешком. Ему пришлось шагать несколько километров. Добрался домой он уже ближе к ночи.

Во-вторых, почти все, кто жил недалеко от школы, пришли потому, что им было еще жутковато находиться одним дома. То есть лучше и легче было находиться с кем-то в компании. А также все немного хотели расслабиться, выпив спиртное, даже те, кто почти никогда не пил. Вместе было не так страшно. Мы даже пытались шутить и взбодрить друг друга.

Правда, такие встречи делались с другой целью, чтобы узнать у студентов, как у них идет обучение, какие планы на будущее, все ли получается, и т.д. Но в тот раз запланированного общения в таком русле не получилось. Мы в основном говорили о пережитом землетрясении. Его последствиях не только для нас, но и вообще для Японии.

Сначала у всех были довольно напряженные лица. Но после пары бокалов холодного пива немного отпустило. Мы даже стали улыбаться. Но больше всего всех волновал вопрос: "Что делать дальше?", "Оставаться или уезжать?", "Что будет с Фукусима?", "Какие могут быть последствия?" и т.п. У меня не было однозначных ответов на эти вопросы. В тот момент я только могла предложить не паниковать и пока понаблюдать за ситуацией.

Это были тяжелы дни, полные напряжения. Оно так и витало в воздухе. По новостям на ТВ я чувствовала, что чего-то недоговаривают. Позже я узнала, что это делалось для того, чтобы не разжигать панику у населения.

В то же время я восхищалась как вели себя японцы в пострадавших районах. Без паники, без мародерства, поддерживая другу друга, помогая другу другу, они вместе переживали трагедию.

Дома я все время смотрела новости по ТВ, и когда показывали как целые поселения сметает с земли, слезы наворачивались на глаза, особенно понимая, что там погребены люди... Невозможно было спокойно пережить это. Сердце щемило от осознания того, что в этой трагедии погибли десятки тысяч человек....

На аватарке в соцсетях тогда у меня стояла заставка "Pray for Japan". Не оставалось ничего другого....

Дома я сделала запас из питья, консервов и других не скоропортящихся продуктов, которые можно хранить без холодильника. На фото можете видеть это. Запас сделала на случай нового землетрясения или сбоя в электроэнергии. Ведь в те дни начались перебои с подачей электроэнергии, всех призывали к жесткой экономии.

Кроме того, я купила себе фонарик на голову и запасные батарейки. Так тогда сделали многие. А когда я покупала их в магазине, то как вы можете видеть на фото, почти все фонарики на голову уже были разобраны...

Со дня землетрясение в течение последующих нескольких дней я пыталась дозвониться одной моей знакомой японской семье в Сэндае, который тоже сильно пострадал от землетрясения. Но никто не отвечал на мобильный телефон... Все время срабатывал автоответчик... Сердце замирало... Писала параллельно мейлы. Через несколько дней пришел ответ, что с ними все в порядке. От сердца отлегло.

Но квартира у них пострадал, а также офис, в котором работал глава семейства. Были разбиты окна и повреждена некоторая мебель. Но это все мелочи по сравнению с тем, что главное, что все были живы.

На всякий случай я составила список всех русскоговорящих студентов с адресами и телефонами и подала по собственной инициативе их в консульство РФ. Чтобы у них были сведения о тех гражданах РФ, которые в тот момент находились в Токио. Тот список до сих пор хранится у меня на компьютере. 

В условиях такого напряжения и ожидания, что же будет дальше, нас, русскоговорящих девушек в Токио, очень здорово поддержали русские ребята, которые решили проехать по всему Токио на машине и подарить всем девушкам, кто этого хотел и сообщил адрес, розы. Ведь буквально на днях прошел праздник 8 марта. А тут сразу такая трагедия...

Это было так здорово и нужно нам именно тогда! Именно в те дни! Так приятно было получить цветы и услышать слова поддержки!

Я очень благодарна Толику и Славе за эту идею и ее реализацию! Вы тогда были молодцы, ребята! Всем девушкам, кто получил тогда несколько роз, это очень согрело и успокоило душу! Я оставила на память фото этих роз!

Пусть же они сегодня будут как память в честь тех, кто погиб в той трагедии.... Мы помним, мы скорбим...

Розы от друзей